Среда , 17 Июль 2019
Breaking News

Апокалипсис сегодня: как китайский кризис может перерасти в третью мировую валютную войну

Егор Перелыгин Начальник отдела стратегического планирования UniCredit Bank

За последние две недели мировые рынки потрясли почти беспрецедентные события. Именуемые некоторыми экспертами «Третьей мировой валютной войной», они подняли занавес над нашей запутанной мировой финансовой системой и спровоцировали массовую рыночную панику.

Стремительное падение китайской биржи, рекордные темпы падения цен на нефть и целая волна девальваций дестабилизировали общую глобальную картину. Во вторник, 25 августа индекс Shanghai Composite обвалился на 8.1% до 2,949.22, тем самым, увеличив общее падение с 19 августа до 22%. Капитализация свыше 700 китайских публичных компаний обвалилась более чем на 10%, потянув за собой индекс CSI (падение важнейшего промышленного индекса составило 7.8%). Китайская экономика оказалась в свободном падении и потянула за собой всех. В то же время мировые цены на нефть обвалились до 45 долларов США за баррель.

Но ключевой вопрос возникший у финансового сообщества так и не получил должного ответа — насколько все плохо в этот раз?

Если вкратце — все плохо, но не безнадежно.

На самом деле, ситуация, развернувшаяся на мировых рынках в «черный понедельник» 24 августа, представляет собой совокупность нескольких факторов влияний, фундамент которых был заложен еще очень и очень давно. И если взять во внимание давно назревающую «нормализацию» китайской экономики и мировых цен на нефть, а также врожденную неустойчивость капиталистической системы (которой постоянно требуются стабилизация и сбалансирование), то выводы напрашиваются сами — ничего удивительного не произошло, просто пришел конец нескольких циклов одновременно. Тем не менее, паника и волна продаж на мировых рынках сделали свое «черное дело».

Но сложившаяся ситуация неординарна. И чтобы ее лучше понять, предлагаю рассмотреть всю картину в разрезе мировых рынков.

Тихоокеанский рубеж

Традиционно китайский юань был фундаментом для стабильности в Азии, и китайские власти прикладывали максимальное количество усилий для укрепления национальной валюты. Это делалось с целью защиты валютных заемщиков, для предотвращения оттоков капитала и для присвоения юаню резервного статуса в общей корзине активы. В понедельник евро достиг отметки в $1,17, а во вторник утром находился на уровне $1,155. Подобного движения не ожидали ни аналитики, ни рынки, ни регуляторы.

Европа является важнейшим экспортным рынком для США. Сильная и стабильная Еврозона способствует американскому ФРС пересмотреть свою учетную ставку.

Ключевые экономические показатели США (как, например, данные по занятости в США за июль 2015 года) подталкивают ФРС к повышению своей учетной ставки. Уровень безработицы в США находится на самой низкой отметке за последние семь лет (5,3% безработицы). С возвращением роста доходов населения и нынешней рецессии на Ближнем Востоке и к упадку российской экономики, традиционному торговому партнеру для Украины. Это может быть серьезным риском, поскольку Ближний Восток является ключевым экспортным рынком, который потребляет в совокупности до 30% украинского экспорта. Россия до сих пор является крупнейшим потребителем украинской машиностроительной продукции даже при полном коллапсе торговых отношений и военной агрессии восточного соседа. Замедление потребления инвестиционных товаров в России в 2016 году также окажет негативное влияние на украинскую экономику, если не будет проведена эффективная девальвации, нужно: (1) ускорить проведение ключевых реформ по программе «расширенного финансирования» МВФ и продолжать курс на оптимизацию
Источник

Comments are closed.