Среда , 17 Июль 2019
Breaking News

Через 10-15 лет суборбитальные полеты станут обычным делом — Ануше Ансари

Какое место занимает космос в деятельности компании, которую вы сейчас возглавляете?

Никакого. Я серийный предприниматель, и сейчас возглавляю не первую свою компанию. Но с моей точки зрения, эта компания занимается наиболее интересными вещами. Она была основана в 2006 году и занимается созданием платформы для мира, объединенного коммуникациями. Мир все больше зависит от технологий, все вещи становятся «умными». С точки зрения пользователя и потребителя технологии иногда могут восприниматься как что-то чрезвычайно сложное. Мы изначально хотели создать компанию, которая станет посредником между технологиями и потребителем. Мы хотели поставить себя на место потребителя, подумать, как максимально упростить для потребителя существующие технологии.

Наверное, все спрашивают вас в первую очередь о космосе?

Да, но я человек разносторонний. По образованию я инженер, и большая часть моей карьеры построена вокруг инженерии в сфере телекоммуникаций, технологий и так далее. Но я также страстно интересуюсь космосом. Потому принимаю активное участие в жизни космического сообщества. Два этих направления совмещаются, когда речь идет об упрощении доступа к космосу для будущих поколений и о том, как космические технологии и космические ресурсы улучшат жизнь на самой планете. Этой цели служит наш призовой фонд Ansari X Prize.

Он помогает компаниям, занятым в космической сфере?

Этот фонд — попытка реализации моей мечты о космических полетах, а также помощь остальным, у кого точно такая же мечта. Я работаю в сфере технологий и могу наблюдать, как быстро они меняются, развиваются, улучшаются, становятся более конкурентными, а соответственно, падают цены. Если взглянуть на развитие космической сферы во временном промежутке около пятидесяти лет, ее технологии изменились незначительно. Мы все еще летаем в космос так, как летали когда-то. Этой сферой все еще занимаются правительства, сюда не допускаются частные компании.

В этой ситуации у меня возникла идея поощрить частный сектор к участию в постройке будущего космической сферы. Призовой фонд Ansari X Prize составляет 10 млн долларов. Он предназначается частной компании, которая не пользуется государственным финансированием, если эта компания построит корабль для космических полетов, способный подняться на высоту не менее 100 км, причем дважды за период в две недели. Эту частоту полетов мы выбрали по той причине, что не ищем научный проект. Мы ищем жизнеспособное коммерческое решение. Потому для компаний, претендующих на призовой фонд, есть одно важное условие — космический корабль необходимо использовать несколько раз. Нельзя построить два корабля и на каждом совершить по единственному полету. Необходимо построить такой корабль, чтобы была возможность повторно использовать 90% его процентов. Участниками стали 20 проектов из 7 стран мира. В результате выиграла американская компания Scaled Composites, основанная при поддержке Пола Аллена. В тот же день Ричард Брэнсон подписал с ними контракт и основал Virgin Galactic. Это наилучшая история успеха. Ведь нашей целью изначально была коммерциализация частных космических полетов. С той поры фонд кардинально изменил космическую сферу. Раньше считалось, что коммерческий сектор не может сделать хоть что-то значимое для космоса. Вдруг чиновники, представители правительств увидели, что на самом деле люди успешно строят космические корабли прямо в своих гаражах. И сейчас правительства начали сотрудничать с частными компаниями. Надеюсь, в следующем году Virgin Galactic, наконец, совершит коммерческий полет в космос.

Как вы оцениваете последний тестовый полет шаттла Virgin Galactic, который закончился катастрофой? Это провал идеи?

У Virgin Galactic было множество тестовых полетов. Такие полеты и нужны, чтобы найти недостатки в технологиях, иметь возможность их исправить. Не знаю, что говорится в отчете компании, но мне кажется, в последний неудачный тестовый полет закралась ошибка, связанная с человеческим фактором. До этого провала было проведено множество успешных тестовых полетов. Компания расследует произошедшее, и потому отложила коммерческий запуск на год. Но такое происходит с любой новой технологией.

Каковы самые большие проблемы, с которыми сталкивается коммерческий сектор при работе в космической отрасли?

Мне кажется, самая большая проблема в этой сфере связана с регуляторными механизмами. Ситуация целиком новая. Ее, конечно, можно сравнить с развитием коммерческих авиаперелетов. Однажды коммерческие полеты в космос будут сопоставимы с авиаперелетами, но сейчас им до этого далеко. Потому люди, которые соглашаются участвовать в коммерческих космических полетах, понимают, что в этом есть доля риска. Непонятно, как оформлять страховку, кто за что отвечает, и в целом вопрос ответственности в этой сфере стоит крайне остро. Но это вопрос обучения через опыт для всей индустрии. Поскольку ситуация новая, а все новое вызывает скепсис и страх, этот изначальный страх необходимо преодолеть. В сфере авиаперелетов случаются катастрофы. Но по причине огромного количества совершаемых перелетов если один самолет разобьется и погибнет много людей, из-за этого происшествия никто не перестанет летать. Если происходит дорожная катастрофа, люди все равно не перестанут водить машину. Для сферы коммерческих космических полетов этот вопрос критичен. Если случится катастрофа, она серьезным образом повлияет на отношение людей и их доверие к отрасли в целом. Однако даже в таком случае останутся люди, согласные летать — я буду одной из них, потому что понимаю риск, и с моей точки зрения, он того стоит.

Построить коммерческий космический корабль — во что это может обойтись компании?

Это зависит от типа космического корабля. Суборбитальный корабль обойдется в миллионы долларов. Орбитальный корабль типа «Союза» обойдется в пределах десятков-сотен миллионов долларов. Кроме того, стоимость всегда зависит от возможности повторного использования корабля. Если ваш корабль или ракета — многоразового использования, в определенную сумму вам обойдется сам запуск аппарата, но основная часть расходов уйдет на постройку корабля. А после чем больше полетов совершает аппарат, тем ниже оказывается общая его стоимость. Компания SpaceX, например, сотрудничает с NASA, которые используют ее шаттлы для доставки грузов на Международную космическую станцию. Эта компания строит аппараты многоразового использования. Таким образом, стоимость шаттлов снижается.

Как думаете, через 10-15 лет люди смогут летать в космос на манер «Давай слетаем в Прагу на выходные»?

В пределах 10-15 лет будут популярны, на мой взгляд, суборбитальные полеты, хотя не думаю, что они будут настолько частым явлением, как коммерческие авиаперелеты. Они станут полетами- развлечением. Для развития орбитальных полетов понадобится больше времени — возможно, 20-25 лет. В конце концов космос станет доступным, а стоимость полетов будет падать. Только падать она начнет при условии, что у нас появятся новые способы летать в космос — например, космический лифт. Ракеты — это слишком дорогой способ. Кроме прочего, полеты в космос всегда будут чем-то вроде экстремального спорта, как восхождение на Эверест — многие могут это сделать, но не хотят, потому что это требует определенной физической подготовки.

Назовите наиболее интересные с вашей точки зрения современные космические технологии?

Компания SpaceX — одна из наиболее продвинутых компаний этой сферы, она постоянно экспериментирует с новыми технологиями и возможностями снизить стоимость сборки ракет, создать варианты их многократного использования. Многие компании разрабатывают различные возможности для полетов в космос. Например, некоторые работают над лазерными технологиями.

Существует технология под названием VASIMR engine. Это электромагнитный плазменный ускоритель, который позволит летать на другие планеты. Еще одна технология, от которой я в полном восторге, это технология 3D печати, которая используется на Международной космической станции. Она может целиком изменить жизнь в космосе. Больше не придется все брать все с собой в полет. Можно будет прямо на месте печатать инструменты или еду. Мы можем использовать эту технологию на Луне, чтобы создать условия для жизни на ее поверхности.

Не менее важна идея размещенных в космосе спутников по сбору солнечной энергии. Речь идет о размещении огромных солнечных панелей на орбите Земли для сбора энергии Солнца и передачи ее на планету, где она будет впоследствии распределяться.

Какова разница в динамике развития космических и компьютерных технологий?

В компьютерных технологиях динамика определяется развитием потребительского продукта. А в сфере космоса такого не бывает. Не бывает новой версии ракеты каждые шесть месяцев. Технологии в космической сфере стремятся к снижению затрат, повышению безопасности и позволят сфере развиваться более быстрыми темпами. Что касается полетов человека в космос, проблема заключается не только в динамике технологического развития. Вопрос в том, насколько наше тело сможет приспособиться к полету большой длительности. Разработка технологий криогенной гибернации в этой связи — одна из наиболее интересных и важных футуристических задач.

В этой связи возникает вопрос, почему после рывка в космической сфере — полета на Луну — не было никаких столь же громких прорывов?

Высадка на Луне — правительственный проект. За ним не стоял бизнес. Именно коммерческая составляющая приводит к тому, что технологии начинают развиваться бешеными темпами — например, в компьютерной сфере. Как только компьютеры начали использоваться в коммерческой сфере, люди бросились развивать инновации, использовать компьютерные технологии для создания различных интересных вещей. Космос всегда был особым интересом для государств, в частности политическим (достаточно вспомнить космические гонки США-СССР) и военным. Эти два мотива стоят за всеми проектами, в которые вовлечены правительства. Именно потому после прорыва, который закончился высадкой американцев на Луну и рядом советских проектов, наступило затишье.

Кроме того, всегда существует борьба за Kyivstar Business Hub.

Источник

Comments are closed.